«Я всегда делала чуть больше»

Руководитель строительной компании, мама троих детей и создатель домашней оранжереи, насчитывающей 1000 видов растений Наталья Козлова о женщинах в мужском бизнесе, способах преодоления личных кризисов, розах селекции Дэвида Остина и трекинге в Гималаях в нашей компании.

Наталья Козлова, участник ретрит-трека к базовому лагерю Аннапурны & Олеся Новикова, со-автор проекта «Вернись другим»

— Наташа, ты — собственник и руководитель строительной компании в Брянске. Сколько человек у тебя в подчинении? Это одни мужчины?

— Есть несколько девушек, которые занимаются документацией. Но, в основном, конечно, мужчины. Около двадцати человек в сезон.

— Какова специализация вашего предприятия?

— В основном мы занимаемся благоустройством территории, прилегающей к строящимся жилым домам: асфальт укладываем, плитку, сеем травку, высаживаем деревья, кустики. Детские площадки оборудуем. Это малые строительные формы. Плюс занимаемся отделкой помещений. Бывает, строим фермы. Сейчас у нас в Брянской области развивается сельское хозяйство.

— А сколько лет уже на рынке?

— Лично я около 15 лет в этой сфере, а компании менялись.

— Если раскрутить историю назад: что можно считать отправной точкой?

— По специальности я бухгалтер. После получения высшего экономического образования поступила в Институт профессиональных бухгалтеров, учусь там каждый год, повышаю квалификацию. Когда дети были маленькие, я подрабатывала на дому, сидя в декрете, вела учет небольших фирм. А после развода начала активно набирать эти фирмы, потому что боялась, что у меня не будет средств оплачивать квартиру, содержать детей. У мужа была такая позиция, что «поскольку ты ушла сама, значит, это твоя ответственность, значит, всё на тебе: дети, твоя жизнь. Меня это больше никак не касается. Вот если бы я ушел, тогда бы я тебя содержал».

— Сколько детям было на тот момент?

— Старшей дочке было семь лет, она пошла в первый класс, младшей — три года.

— Почему именно строительство — такой мужской бизнес?

— Направления бизнеса, которые я вела как бухгалтер, были различными, но преимущественно это были мелкие фирмы — отчет сдать, пару-тройку документов сделать за месяц. Но попадались и компании с духом авантюризма, где действительно было много работы. А мне всегда было мало просто оставаться бухгалтером, я всегда делала чуть больше. Потом еще чуть больше. Меня стали просить выполнять обязанности директора. Вначале это была сфера международных перевозок грузов, потом междугородние пассажирские перевозки. Потом строительство. И вот в какой-то момент мне стало проще самой взять на себя ответственность как руководителю, заранее заботясь о наличии необходимых лицензий, допусков, сертификатов, страховок, нужных для выполнения и сдачи строительных работ, чем потом бегать по инстанциям, улаживая вопросы задним числом.

— Тебе приходится иногда продираться через стереотипы «женщина-руководитель» или «женщина в мужском бизнесе»? Например, с твоими прямыми подчиненными — мужчинами, которые должны отчитываться перед тобой? Или вопрос денег и толковой кадровой политики все решает?

— В основном считают, что меня можно уговорить. И уговаривают до последнего. Если мы говорим про моих работников — про мастеров, прорабов, бригадиров. А если вопросы решаются с контрагентами, особенно когда они меня еще не знают — зачастую это руководители строительных фирм, такие прокуренные «брутальные мужики», — бывает, разговаривают с легким сарказмом или снисхождением, не воспринимают до конца на равных. Или полагают, что меня можно как-то так «развести».

— Когда ты уже взяла полную ответственность на себя и открыла свой бизнес, было ли трудно вначале? И стало ли легче сейчас?

— Вначале были сложности, да. Но как-то больше организационные. Сказывалось отсутствие опыта руководства. И времена были другие, и недоработки в законах были в помощь. Чиновники были скромнее. Сейчас сложности другого уровня. Бизнес выстроен, схемы отработаны и постоянно корректируются с учетом изменений строительного и налогового законодательства. В какие-то периоды все более или менее гармонично работает, потом — бац! — где-то что-то случилось, кризис в стране, заказчики не платят вовремя, поставщики грешат нарушением сроков поставок, недовесами и пересортицей, налоговики требованиями и проверками заваливают. В итоге грамотными и не очень усилиями все решается и снова встает на свои места до следующего раза. Я так поняла, что это процесс такой…

— Бесконечный.

— …и ты должен идти.

— Появилось ли понимание, что с этими кризисами делать?

— Обязательно бухнет там, где не подстелила, насколько я вижу по своему опыту. В какой-то мере стараюсь возможные слабые места предусмотреть. Но не всегда получается, честно говоря. Тут важнее не то, насколько и где «попала», а как быстро сумела «утереть сопли», понять и оценить ситуацию, собраться с силами, чтобы найти решение.

У меня за последние два года, наверное, порядка десяти судебных исков прошло. И сейчас три в работе. Улаживаем финансовые взаимоотношения с контрагентами. Суды эмоционально очень опустошают. Поначалу я сильно переживала. Сейчас нашла хорошего адвоката и воспринимаю судебную тяжбу как неизбежную составляющую рабочего процесса компании. Да, и в суды сама больше не хожу.

— А как ты для себя решаешь вопрос мотивации, чтобы продолжать это движение? Особенно после тяжелых встрясок?

 — Вначале всегда громко заявляю мужу, что с меня на этот раз хватит, и начинаю просматривать объявления о вакансиях финансовых директоров, бухгалтеров. Но пока не увидела предложение с сопоставимой моему нынешнему доходу зарплатой.

Хотя лукавлю. Есть должности с зарплатами такого порядка, просто работа «на дядю» воспринимается мною как самоуничтожение личности. Поэтому вытираю слезы, блокирую бесконечно всплывающие вопросы типа: «Почему я?», «Почему со мной?», «Да как они могли так?» и кладу проблему под увеличительное стекло. Разбираю все приходящие в голову варианты решения по степени реальности, сложности, доступности. Прокручиваю свои связи, а также связи коллег и друзей. Определяю, какова возможность самого неблагоприятного разрешения ситуации. И успокаиваюсь, потому что вижу перед собой уже не проблему, а шахматную доску с фигурами.

— Как ты справляешься с эмоциональной составляющей подобных ситуаций? Или здесь только время лечит?

— Нет, время слишком долгий лекарь… Как это ни банально звучит: медитации, здоровое питание, йога, спорт — это и действенная профилактика, и быстрая помощь. Причем еще несколько лет назад в случае какой-то неурядицы, как личной, так и рабочей, я мгновенно «забивала» на все постулаты ЗОЖ, впадала в панику, набирала вес. Злоупотребляла вредными вкусностями, активно изливала душу всем встречным-поперечным, на медитации и спорт времени и энергии не оставалось. Погружение в жалость к себе и обида на мир не позволяли быстро собраться с силами и перебороть ситуацию. В какой-то момент пришло понимание, что все происходящее вокруг — это моя жизнь, которая уникальна и неповторима, пусть и типична. На что ее тратить, выбирать только мне. И сейчас я осознаю, что в жизни не бывает всегда и все лучезарно. В случае, если идет дождь, его нужно либо переждать в укрытии, либо взять с собой зонт, либо танцевать под дождем с радостью и разрешить себе промокнуть до нитки, чтобы пережить и это состояние тоже.

Еще у меня есть привычка: если что-то не складывается — на пробежке проговаривать аффирмацию. Вначале пару кругов освобождаюсь от гнетущих мыслей, позволяю встречному ветру как бы выдуть их. Бегу по кругу, чтобы ни о чем не думать — сознание само по себе, а ноги сами по себе, потом начинаю настраивать себя выбранной заранее аффирмацией. Так сама себе повышаю самооценку и фокусируюсь на получении оптимального результата для разрешаемой ситуации. Помогает.

— Ты каждый день бегаешь? Какой у тебя график тренировок?

— Стараюсь, конечно, каждый день, но не всегда получается. Раза четыре-пять в неделю я бегаю. Минимум по 20 минут.

— Наташ, хочу к теме «женщина в мужском бизнесе» вернуться. Есть расхожий стереотип, что работа на мужском поле очень отражается на женской сути — на некой условной женственности. При этом полная вовлеченность в процесс, свой бизнес и серьезная ответственность не помешали лично тебе построить новую семью, родить третью дочку, иметь очень женское хобби — об этом я еще спрошу. Ты как-то определяешь эти процессы для самой себя?

— Мне кажется, в конечном счете все зависит от человека, от личности, а не от его пола. Я раньше использовала такую особенность, что мне легче договориться с клиентом или партнером, когда я выгляжу хорошо. Но в то же время минус в том, что, с одной стороны, вроде договариваешься, а с другой стороны, он считает, что меня легко использовать, что я дурочка пришла вот тут такая… Ну, раз я хорошо выгляжу, привлекательно, значит, можно как-то это в будущем в свою пользу обернуть. Где-то легче надавить или уговорить. Сейчас я эту фишку перестала применять. Стараюсь выглядеть всегда опрятно, ухоженно, но не стремлюсь как-то поярче представить себя на переговорах. Мужчины-бизнесмены далеко не глупы — слишком яркий и вызывающий образ деловой женщины часто воспринимается ими как слабость или подвох. Всё же мужчины в деле ценят знания, опыт, компетентность, уважают грамотно выстроенную речь, хотя сами частенько используют ненормативную лексику и жаргон.

— Давай про горы. Ты ходила с нами к базовому лагерю Аннапурны в прошлом октябре. Почему ты выбрала именно Гималаи, у нас же разные программы?

— Наверное, мне был важен результат, возможность сказать: «Я могу это сделать».

— У нас было две программы подряд. Одна — условно легкая — к Аннапурне, другая — условно трудная — к Эвересту. И этот маршрут, к Аннапурне, был как раз условно легкий. Ты можешь сказать по факту, что это было легко?

— Физическая составляющая — да. Я могу сказать, что это было легко. Сложно было в плане горной болезни, наверное, дня три на высоте выше 3000 метров и сама ночевка в лагере. Но все это было в легкой форме, некоторый дискомфорт, но не более того.

Чем, в итоге, стали для тебя Гималаи? Можно ли выразить одним словом?

— Красота, наверное. Красота и… Нет, даже не красота. Восторг! Там очень выраженно ощущается собственная незначительность по сравнению с этой громадой, с величием гор. Понимаешь, что ты не эксклюзивна, не уникальна. Может быть, конечно, и уникальна, но в горах — букашка какая-то.

— Помню такой эпизод: мы шли мимо каких-то кустов, на них росли ягоды, и кто-то стал говорить, что это ягоды годжи, другие — спорить. Ты подошла и уверенно вынесла вердикт со словами: «Я точно знаю, потому что ягоды годжи растут у меня в саду». Расскажи про свой сад.

— Все началось с покупки дома, нескольких цветочков-горшочков и литературы по специальному уходу. Орхидеи тогда были редкостью, в магазинах в основном продавались фаленопсисы, гибриды голландской селекции. А я хотела видовые, природные. Нашла в Москве, приехала, что-то купила, но цены зашкаливали. Думаю: нет, это слишком как-то. Но какие-то экзотические цветочки покупать продолжила, семена проращивала. В итоге, уже похоронив ту идею с орхидеями, я случайно вышла на сайт, где можно было заказывать различные экзотические растения по весьма приемлемым ценам, видовые орхидеи, хоть мешками, из всех стран мира. Ну, и тут меня понесло…

— Орхидеи или что-то еще?

— Всё подряд. Я потом уже поняла, что перебрала. Что за всеми ними надо ухаживать, их надо поливать, обрабатывать от вредителей. Оказалось, проще создать им определенные условия, чем бегать и постоянно прыскать. В итоге обеспечила условия, при которых они растут практически без моего участия, сами.

— Это какие-то определенные теплицы?

— Это оранжерейка типа зимнего сада. Она отапливается, вентилируется, увлажнитель там стоит. Все довольно-таки автоматизировано, само совершается.

— Сколько в итоге у тебя растений, видов?

— Орхидей у меня, наверное, порядка трехсот штук, видов поменьше. И, наверное, порядка двухсот прочих: цитрусовые, бугенвиллии, всякие экзоты.

— Чем ты можешь удивить ботаника-любителя, который будет читать это интервью? Меня ты впечатлила ягодами годжи.

— Годжи у меня на улице — они растут в нашей полосе. Из орхидей: фаленопсисы, каттлеи, дендробиумы, цимбидиумы, ванды, пафиопедилюмы (башмаки), целогины, катасетумы, онцидиумы, бульбофиллумы, — это названия видов. В основном все гибриды, они проще в уходе. Осталось немного видовых орхидей (природных), с ними приходится повозиться, к сожалению, многие именно из них погибли.

Комнатные растения-забавы: лимоны, мандарины, апельсин, кумкват, бергамот, микроцитрус, тангор «муркотт» (Tangor Murcott), гранат, фейхоа, кофе, оливы, банан.

Комнатные красивоцветущие, летом содержу их на улице: гибискусы американской селекции, бугенвиллии, плюмерии, адениумы, антуриумы, кливии, камелии, лантаны, бьюмонтии, баугинии. Ароматные: гардении, жасмины, михелии. Еще есть евгения миртолистная, несколько разных миртов, фикусы редкие, стрелиция, бругмансия, агава, бамбук, филодендрон. Есть небольшие коллекции кактусов и суккулентов.

Уличные: в фаворитах розы селекции Дэвида Остина — успела заказать до санкций, такие сорта, как Claire Austin, Lady of Shalott, Jubilee Celebration, Golden Celebration, Pat Austin, Ena Harkness. Вообще, на мой взгляд, розы Остина — непревзойденные фавориты среди роз. Еще есть розы селекции Тантау, Кордес, а также несколько роз селекции Никитского ботанического сада. Также около 30 пионов (травянистых и древовидных), в том числе желтые. Еще различные лилии, лилейники, флоксы, клематисы, камелии (не цвели пока), рододендроны, хосты, морозники, уличные «башмаки», дицентра и еще пара десятков наименований типа маков, колокольчиков, аквилегий, многолетних астр.

Плодовые, которые растут на улице круглый год, из нетипичного для средней полосы: инжир, нектарин, персик, гинкго билоба, орехи: грецкий, пекан, черный.

— Трудоемкое хобби для мамы троих детей и руководителя строительной компании.

— В пик увлечения до 1000 видов растений доходило. Я просто их раздала. Что-то пропало. Нужно было как-то переводить весь процесс на коммерческую основу, тогда, может быть, это все стоило бы свеч. Иначе просто у меня уходило бы часа по три в день на уход. Сейчас их меньше, и они почти полностью автономны в созданных условиях.

— У меня финальный блиц. Какой бы ты дала совет женщине, которая понимает, что пора решаться на развод, но боится, что у нее недостаточно средств к существованию, что она с детьми не проживет?

— Женщины разные, ситуации разные. Сложно что-то советовать. Но если вопрос исключительно в деньгах, то надо уходить. Деньги — они найдутся. Начинает мобилизоваться резерв — включается режим стресса, он вытягивает поневоле.

— Мы в этом году опять идем в горы, у нас опять два маршрута. Чуть легче — в Лангтанг, и чуть сложнее — к Эвересту. Что посоветуешь тем, кто раздумывает: стоит — не стоит, смогу — не смогу, позволит мне возраст — не позволит?

— Надо решаться. Главное, что компания хорошая. А там уже по своей физподготовке смотреть: что полегче, что посложнее. А разок хотя бы стоит сходить. И потом сказать: «Я могу это сделать».

Наталья Козлова & Олеся Новикова

КАЛЕНДАРЬ БЛИЖАЙШИХ РЕТРИТОВ>>

ЧТО ТАКОЕ РЕТРИТ>>

О ПРОЕКТЕ «ВЕРНИСЬ ДРУГИМ»>>



Обсудить в Facebook





Leave a reply

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

ПРЕССА О НАС:

Go top
X
Друзья, мы знаем, что
близкие по духу люди существуют.
Присоединяйтесь!


Ранние анонсы ретритов, интервью с участниками,
публикации по теме осознанных перемен