Я уже около полутора лет читаю сайт Олеси, хотя совершенно не помню, как наткнулась на него в сети и что именно тогда искала, но наверняка это был один из ВЖВ (важных жизненных вопросов :)), которые, как мне кажется, приходят ко всем людям после 30 лет и требуют осмысления или переосмысления (и то и другое хорошо), и именно сайт Олеси давал ответы, а иногда и предлагал те самые важные жизненные вопросы.

Про программы ретритов я тоже читала, как и практически все интервью с участниками, но сначала почему-то совсем не думала примерить этот опыт на себя. Наверное, что-то должно вызреть внутри, какие-то вопросы и эмоции должны накопиться и в какой-то день вдруг указать тебе, что ретрит — это то, что тебе сейчас нужно. В моем случае что-то накопилось и вызрело прямо к тому моменту, когда на сайте объявили набор на ретрит молчания. Возможно, у меня некий «кризис жизни в иноязычной среде» — я живу в Токио уже 6 лет, учусь в японском университете, пишу диссертацию на японском языке и в основном общаюсь тоже на японском, хотя, конечно, и русскоязычного общения здесь хватает. Но уже несколько месяцев ощущалось сильное желание побыть в тишине, помолчать и подумать о жизни. Все-таки, живя в огромном городе, не так просто создать себе такие условия. Я родом из Москвы, так что большой город и есть моя жизнь, и вполне возможно, я пришла бы к этому ретриту и находясь в Москве. Но мне кажется, что люди, живущие за границей, с годами испытывают некоторые психологические перегрузки из-за долгой жизни вне привычной среды. Поэтому мне не кажется удивительным, что на ретриты Олеси и Миши приезжает так много россиян, живущих не в России.

У меня не было желания круто поменять жизнь или «начать все сначала», просто все компоненты ретрита казались очень интересными в плане «попробовать», а именно: 1) как я это выдержу; 2) что со мной будет после 10 дней в таком режиме.

1) Информационный карантин

Этот аспект меня больше всего радовал. Вообще, мне кажется, что в последнее время наша жизнь перенасыщена информацией, отчего голова засоряется информационным мусором, который влияет на нас сильнее, чем нам может показаться. Про это, конечно, много пишут и говорят, но мне все равно кажется, что мы не осознаем всей серьезности тех перегрузок, которые (пока-?) испытывает наш мозг. Все, конечно, замечают, что память стала хуже, но это мол, оттого, что теперь ничего и не надо запоминать: имена, номера телефонов, любые даты подскажет Гугл, дни рождения друзей за нас помнит Фэйсбук, адреса и направления подскажет навигатор, ну и так далее. Но по моим ощущениям, это вовсе не ведет к тому, что наше  «освободившееся пространство памяти» заполняется чем-то полезным. Оно, наоборот, сужается, да еще и легко захламляется: глупыми заголовками глупых «новостей», тоннами рекламы, бесконечными фразами-мотиваторами и демотиваторами, дурацкими дискуссиями и спорами с незнакомыми людьми на форумах и так далее. Нам кажется, что мы все это мельком проглядываем и быстро забываем, но, по-моему, все это в нас оседает и превращается в ментальный мусор, который ведет к ухудшению настроения, концентрации и размыванию четкого видения жизни и себя в жизни. А уж если приходится читать одновременно на нескольких языках…. А город Токио еще и переполнен внешней рекламой – и на улицах, и в магазинах, и в общественном транспорте на вас постоянно обрушиваются потоки видео-рекламы, повсюду висят постеры, объявления и так далее. Так что побыть без всего этого было очень заманчиво и очень необходимо.

Результат: я пока не знаю как, но информационный карантин нужно устраивать себе регулярно. Именно такой карантин способен помочь осознать, сколько в нашу бедную голову каждый день (и час) всего сваливается. Ничего удивильного, что мы стали мало помнить и мало размышлять… Впервые за очень долгое время я оказалась в режиме «одностороннего» потока: извне не поступала неконтролируемая волна внешней информации, новостей, общения. Зато всё то, что уже было в голове, стало совершенно по-новому проявляться  и переосмысливаться.

Вся внешняя информация была теперь связана с другими ощущениями: телесными – во время медитации, бега, йоги, зрительными – во время прогулок по ретрит-центру и его окрестностям, вкусовыми – во время еды, которая, кстати, еще и постоянно радовала яркими красками.

2) Семь дней молчания

Это было основным, что меня волновало. У меня были некоторые опасения насчет того, смогу ли я (болтушка вообще-то) семь дней молчать. Несколько моих подруг лет 8-9 назад ездили куда-то в Московскую область на практику Випассана, тогда это было в новинку и на какое-то время стало популярным. Я тогда ни о чем таком еще и не думала, о медитации (как и о йоге) только что-то слышала, но очень смутно представляла, поэтому с интересом слушала их впечатления. У некоторых подруг был полный восторг и ощущение, что они заново родились, а некоторые уезжали через 2-3 дня в слезах и в ужасе. И именно из-за молчания. Поэтому я размышляла, что же я буду делать, если пойму, что молчать очень сложно и мучительно, и вообще, не «едет ли от такого крыша». Когда я сказала мужу, что 90% участников этой программы – женщины, он очень смеялся, предположив, что только женщины и готовы платить деньги за то, чтобы специально помолчать. А еще вспомнил анекдот, как 3 женщины просидели в одной камере 20 лет, вышли из тюрьмы в один день и еще 2 часа разговаривали у ворот. А мама сказала, что если меня «прорвёт» после ретрита, я могу позвонить ей и проболтать, сколько мне потребуется.

Результат: ничего страшного не случилось, это было абсолютно чудесно. У нас были 15 «разговорных» минут в день для встреч с Мишей и консультаций по медитации и прочим вопросам, этого вполне хватало на то, чтобы выговориться. А в остальное время мозг с интересом прислушивался к собственным мыслям, иногда уже не новым, но иногда прямо-таки удивительно дельным и свежим. Вдруг вспомнились вещи и идеи, которые до этого уже всплывали, но потом забылись. На 4-5-й день мышление стало более четким, сфокусированным, я бы сказала, «рациональным».  И я еще пару дней с удовольствием помолчала дома, позвонив маме и мужу, который был в отъезде, только перед самым Новым годом.

3)    Фруктово-овощная диета

Это было просто ну совершенно новым опытом, потому что я вообще никогда не сидела ни на одной диете и никогда не ограничивала себя ни в какой еде (разве что в бытность студентом на прошлой стажировке в Японии, когда стипендия заканчивалась и нужно было протянуть пару дней на рисе и гречке). Но я замечала еще с тех времен, что мой мозг в такие моменты включал какие-то свои очень древние отделы, которые явно сформировались во времена охоты на мамонтов, когда с едой и правда было туго, и эти отделы начинали внушать, что «мы умираем с голода» и нужно добыть «больше, еще больше еды», а еще «очень-очень хочется шашлыка и прямо сейчас». Хотя никто еще не умирал от пары дней на крупах. То есть, дело не в том, что мне реально нечего было есть, а в том, что мозг внушал это ощущение голода и опасности «по старой привычке». Поэтому питаться только фруктами и овощами 10 дней подряд для меня было супер-вызовом собственному мозгу. «Ну, и что ты будешь мне говорить теперь, когда это даже не гречка и не рис? :)».

Результат: о да, это на самом деле непросто – и именно в плане взаимодействия со своими мозгами. Первые пару дней я испытывала удивление, что фрукты и овощи такие сытные – я накладывала, как мне казалось, «всего понемногу», но могла съесть только половину тарелки. А перерывы между приемами пищи были всего 3-4 часа, поэтому я не успевала снова проголодаться. Потом стала брать всего по 2 кусочка или по одной ложке. Но после пары дней, когда мозг привык и понял, что это всё, ничего другого не дадут, он начал посылать все же «древние сигналы»: «я ужасно хочу сэндвич», «умираю, как хочу жареной картошки», «мне будет всю ночь сниться сыр!». Я помню, что временами я и правда перед сном представляла себе какую-то еду и просто не могла ни о чем другом думать.

Но примерно на 5-6-й день этот мозговой монстр исчез напрочь, пропало желание поспать после обеда, появилась бодрость, я бы даже сказала, бурлящие потоки энергии в теле. Фруктово-овощная диета никак не влияла на наши физические упражнения – никто не падал в голодные обмороки на йоге и на беге. Стало легче зрительно контролировать, сколько еды нужно взять, чтобы наесться. Пожалуй, немного расстроило то открытие, что мы быстро привыкаем к любой еде, даже такой вкусной, как экзотические тайские фрукты (половину из которых я видела впервые в жизни), и снова начинаем хотеть «того, чего нет». Наверное, это вообще нам свойственно, и не только в плане еды. Но при этом порадовало то, что «в заданных условиях» вкус некоторых продуктов открывается совершенно по-новому: семечки и оливковое масло, которые я ем не так часто, вдруг оказались супер-вкусной добавкой к вечерним овощам, не хуже гречки:). В общем, дело снова не в самой еде, а всё в той же «разрухе в голове».

4) Медитация

Это тоже было ново и непросто. Сначала мне казалось, что у меня ничего не получается и точно не получится, потому что сосредоточиться на наблюдении за своим телом (последовательном мысленном осмотре нескольких точек на теле) получалось не больше, чем на 5 минут, потом мысли улетали в неведомые дали – на гораздо более продолжительные отрезки времени. И еще было много каких-то пугающих и темных картин перед глазами – как будто я вижу какие-то аварии с незнакомцами или ссоры с людьми, с которыми я никогда не ссорилась, иногда мелькали картинки из каких-то передач про катастрофы, фильмов типа «Челюсти» или непонятные истории типа загадки группы Дятлова. Постепенно мы усложняли практику, прибавляя количество точек на теле, за которыми наблюдали, но даже один «полный круг наблюдения» давался с трудом. Еще любопытно было, как легко нас отвлекает физическое неудобство – затекшая нога или чешущийся нос, хотя потом оказывается, что если не концентрироваться на этом, то любые физические ощущения незаметно растворяются и исчезают.

Результат: ежедневная практика плюс дополнительные упражнения днем, которые назывались динамическая медитация, дают отличные результаты! Да, люди, мыслемешалка успокаивается! Примерно на 5-й или 6-й день я впервые услышала  сигнал об окончании часа медитации ДО того, как сама о нем подумала. Поток посторонних мыслей уже уносил реже, концентрироваться на наблюдении стало легче. В последние 3-4 дня я мысленно любовалась тем, как поток мыслей уже не уносил меня от процесса наблюдения, а сначала «накрывал волной» и исчезал, позволяя довольно быстро вернуться в ритм набллюдения, а затем уже лишь «вклинивался» в сам процесс наблюдения, но я могла это контролировать. А в последний день я смогла сделать 11 полных кругов наблюдения за 16-ю точками на теле, что в первые дни показалось бы мне невероятным. А главное, даже когда мысли снова ненадолго уносились, уже не было внутреннего монолога, странных и пугающих картинок, они заменялись на светлые мыслеобразы и какое-то спокойное течение сознания, которое я бы уподобила медленно плывущим по небу розовым облакам. В последние минут 20 самой последней медитации я отчетливо помню ощущение, что мне просто хорошо, я полностью расслаблена, у меня «тихорадостное» настроение и я могу сидеть так сколько угодно, вообще не думая о времени. Это совершенно чудесно и горе тем, кто никогда (или уже давно) так себя не чувствовал :). Помню, что в какой-то статье Олеся уподобляла наш ментальный мусор грязной пене, которая в условиях информационного карантина и практики медитаций всплывает на поверхность сознания и растворяется. Подтверждаю, что всплывает и подтверждаю, что растворяется. Ура! И это один из самых сильных и долговременных результатов ретрита.

5) Йога

У меня достаточно недолгий опыт занятий йогой, но уроки Алены просто ОЧЕНЬ понравились — плавным ритмом, постепенно возрастающей нагрузкой, обязательными растяжками и очень подробными и грамотными объяснениями: что мы сейчас тренируем, какие мышцы задействованы, какие мышцы еще задействовать, чтобы не было излишнего напряжения и не произошло травмы, почему важно, чтобы эти мышцы были в тонусе, и так далее. Мои родители — спортивные тренеры, так что я сразу вижу, когда объяснения грамотные.

Результат: это были просто 10 дней бальзама на душу и удивительных открытий, происходивших в теле, которое стало более гибким, исчез хруст в шее, движения стали более плавными, а состояние духа – супер-умиротворенным. Уезжала я точно без единого зажима и напряжения в спине и с ощущением тонны нерастраченной энергии в теле. Спасибо, Алена! Я записывала, какие упражнения мне особенно понравились, так что сейчас делаю их дома (пока не хватает силы воли на каждый день, но несколько раз в неделю около часа на коврике – это уже мой личный рекорд).

6) Утренний бег

Бегаю я «периодически всегда», с перерывами разной длины, и на момент ретрита я уже полгода как сачковала. А 3 км подряд (20 минут) я не бегала уже лет 5. И в первый день была уверена, что точно не осилю. Но групповая терапия – это очень хорошая поддержка и сильный стимул. У нас оказалась группа каких-то марафонцев, поэтому я обречена была бежать всегда последней, но сдаваться и переходить на шаг было стыдно (потому что «все бегут и не умирают, а я что, хуже, что ли?»), поэтому мой потолок был просто продержаться всю дистанцию и не умереть.

Результат: К моему удивлению, организм очень быстро привык к такой непривычно длинной для него дистанции, и ему даже стало нравиться. Главное было держать ритм дыхания, не ускоряться и помнить, что еще должно хватить сил на половину пути обратно :). А в один из последних дней я заметила, что бегу и не страдаю, а просто смотрю по сторонам и любуюсь видами туманных полей в свете восходящего солнца (мы как раз заставали момент восхода). И еще мы пили кокосовую воду перед бегом, это совершенно незабываемый вкус и кладезь витаминов! Сейчас продолжаю бегать несколько раз в неделю примерно ту же дистанцию (засекаю на таймере 20 минут), но надеюсь постепенно втянуться и бегать каждый день: парк прямо напротив дома, грех жаловаться :). Только жалею, что в районе нет таких же красивых пейзажей, как в Таиланде.

И еще из наблюдений:

— Первые 4-5 дней тянутся медленно, а последние пролетают совершенно незаметно. Так что, думаю, что мы способны втягиваться в любой сознательно выбранный нами образ жизни даже быстрее, чем за пресловутые 21 день ;).

— Мне всегда казалось, что я склонна к опозданиям, но на ретрите никуда не опаздывала, так что, видимо, опаздываем мы частенько по внутренним причинам (например, туда, куда не особенно и хочется идти). На эту тему интересно поразмышлять.

—  После ретрита начинаешь иначе воспринимать многие вещи, в том числе так ли важно всё то, к чему мы привязаны (любимые сайты, привычный режим питания и т.п.), так ли вообще нужно получать много внешней информации и какого характера информация нам нужна (и НЕ нужна), так ли уж сложно рано вставать и больше времени уделять спорту и так далее.

— Очень  интересно было посмотреть на людей в условиях 7-дневного молчания. Оказалось, что мы все равно прекрасно проявляем себя, наше нутро и внутренний мир видны так же хорошо, даже когда мы молчим. Так что я соглашусь с утверждением, что подавляющее количество информации о людях мы получаем из невербального общения.

— Мне кажется, мы склонны не фиксировать внимание на самом процессе, всегда думая сразу об итоге, о результате, о том, как его приблизить или ускорить. Возможно, это — опять же — одно из последствий нашего «цифрового образа жизни» и наличия множества устройств, позволяющих ускорять процессы. Например, многие наверняка замечали, что появление быстрого поиска по кодовому слову в цифровом тексте привело к тому, что читая обычную бумажную книгу, иногда очень хочется «включить быстрый поиск» какой-то конкретной информации, а уж изобретение гугл-переводчика сделало самостоятельный перевод текста с бумажным словарем просто пыткой (попробуйте как-нибудь на досуге). Это, наверное, ни хорошо и ни плохо, просто настало другое время, но все-таки, почему же привычные ранее «медленные» процессы погружения в чтение или перевод становятся нам так в тягость?

И именно этим все процессы, которые у нас были на ретрите, были для меня   особенно ценны – их главным принципом, что мы фиксировали внимание на самом процессе, наблюдении за ним и получении (в идеале) удовольствия от него, потому что никакого мгновенного результата ни от йоги, ни от бега, ни от медитации нет и не может быть. Так что привычка наблюдать за собой и быть более осознанным, фиксировать внимание на процессе ходьбы, еды, дыхания, на своих мыслях – точно один из самых полезных навыков, которые нам следует приобрести. Как было сказано на одной из вечерних бесед у костра, именно осознанность во всем ведет к экономии энергии, в результате чего нам хочется меньше спать, больше делать, мы просыпаемся бодрыми даже за меньшее количество часов сна и хотим свернуть горы.

Спасибо, Олеся и Миша! Где-то я прочитала, что лидерство – это способность внушить людям веру в их достоинство и потенциал, так что вы точно настоящие лидеры. Желаю вам дальнейших успехов на вашем благородном пути.

Ксения Десятникова

Токио, Япония

КАЛЕНДАРЬ БЛИЖАЙШИХ ПОЕЗДОК>>



Обсудить в Facebook





Leave a reply

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

ПРЕССА О НАС:

Go top
X
Друзья, мы знаем, что
близкие по духу люди существуют.
Присоединяйтесь!


Ранние анонсы ретритов, интервью с участниками,
публикации по теме осознанных перемен