«Я с детства была самым неспортивным человеком на свете» — интервью с Аленой Дудко, преподавателем йоги на ретритах «Вернись другим»

В писательской среде говорят, что не стоит представлять своего героя в лоб как «сильного и смелого», разве что не претендуешь на посредственный текст. Хорошее произведение всегда предлагает читателю картину действий и множество, порой второстепенных, штрихов, из которых каждый сам приходит к тому, что перед ним, похоже, сильный духом человек, способный на действительно смелые поступки.

Вот и я не буду представлять мою собеседницу, а передам слово Наталье Калашниковой — одной из участниц нашего ретрита, которая полтора года назад, пройдя с Аленой все тягости и радости 10-ти дневной интенсивной программы, имея за плечами несколько лет регулярной практики йоги и оказавшись самым опытным учеником в той группе, рассказала о ней в своем отзыве так:

«Знакомьтесь – Алена. Стройная, скорее даже тоненькая, по-взрослому мудрая и по-девичьи легкая черноокая брюнетка. Если вдруг задашься вопросом об ее возрасте – не угадаешь никогда. Очень профессиональная практика, уважение к каждой личности, бережный подход к телу каждого ученика. Постепенная и абсолютно безопасная работа в асанах, много пранаямы, динамики, даосские целительные звуки и практики глубокого расслабления»

Алена Дудко, преподаватель йоги на ретритах «Вернись другим» & Олеся Новикова, со-основатель проекта

— Ты пришла к йоге, когда около тридцати начала, что называется, «разваливаться». Я верно восстанавливаю хронологию?

— Строго говоря, мне было двадцать восемь.

— Это была какая-то определенная болезнь?

— Нет, множество разных проблем сразу. Как будто исчерпался запас прочности, а нового ничего не было ни накоплено, ни построено, только эксплуатировалось нещадно. Ну как бы есть тело, и ладно. А заботиться о нем недосуг. Этот подход рано или поздно исчерпывает себя, кому во сколько повезет. И мне пришлось тогда его пересмотреть — просто жизнь заставила.

Я с детства была самым неспортивным человеком на свете. Пока все дети играли во дворе с мячом или скакалкой, я предпочитала читать книжки. В школе оценка по физкультуре постоянно грозила мне испортить табель. Из всех видов физической активности мне нравилась только стрельба, но от нее пришлось отказаться из-за привычки читать лежа: правый глаз стал меня подводить. Ну и вот, путем грустных размышлений о том, как я дошла до жизни такой, я решила, что надо заняться каким-то спортом. Отдать дань уважения телу, найти с ним общий язык.

— Тогда почему именно йога?

— Это совершенно случайно вышло. Подруга позвала. Она тоже хотела попробовать, а мне было все равно, куда пойти, но я рассудила, что за компанию всегда веселее. Забавно, что подруга так и не дошла до занятия ни тогда, ни сейчас. А я вот пришла и осталась.

Хотя случайно ли? В детстве меня увлекала Индия и ее культура, и это было достаточно серьезно, насколько это может быть серьезно для ребенка. На последних страницах журнала «Индия», который издавался индийским посольством в России и который я обязательно покупала, публиковали что-нибудь посвященное йоге. Так моей первой асаной стала шавасана — я лежала на полу и долго пыталась «погрузиться в глубины собственного я».

— Был ли некий период исцеления? Или практика сразу стала выше здоровья?

— Был период увлечения. Меня практически сразу это все не на шутку захватило. Я не помню, как там у меня было дальше со здоровьем, я просто забыла об этом тогда.

— Давай с основ. Что такое йога?

— Скажем так, это комплекс различных философских систем, объединенных ареалом происхождения и общей целью: переходом на качественно новый уровень сознания. При этом методы могут сильно варьироваться от системы к системе.

Какую роль играет дыхание и внимание?

— Дыхание — это единственная автоматическая функция организма, поддающаяся сознательному контролю. Мы не можем контролировать, например, сердцебиение. Или пищеварение. Все эти процессы происходят автономно, автоматически, без непосредственного вмешательства центральной системы, и благодаря этому мы можем спокойно выполнять какие-то другие задачи, кроме поддержания собственной жизни. Но мы можем контролировать свое дыхание. Благодаря этому мы получаем ключ к управлению собственным организмом, его автоматическими процессами — опосредованно. То, что называют управлением энергией. Но на начальных этапах практики важно даже не это, скорее, совсем не это.

Важно, что мы выводим бессознательное на сознательный уровень. Это очень серьезный процесс в смысле своего эффекта, значения для психики. Вначале мы просто наблюдаем. Как происходит вдох. Как происходит выдох. Мы осознаем свое дыхание. Можно сказать, что мы отделяем свое сознательное «я» от своего тела, осознаем субъектность тела. Волей-неволей начинаем задумываться, наверное вначале подспудно, а что же такое я, если не тело? Или, например, что такое я в своем теле? Или просто — кто я? Таким образом, мы получаем ключ к тому, что обычно в йоге называют работой с вниманием. Тут как раз дается ответ на вопрос: «Что такое йога?», на который мне каждый раз очень сложно ответить. Просто в данном случае его можно сузить до формулировки: «Что такое йога, которой мы тут занимаемся?» Мы двигаемся к познанию истины через работу со своим телом. Все эти асаны и прочее — лишь инструменты. Конечно, на этом пути на обочине растут цветы и плоды, некоторые из них прекрасны. Польза для здоровья, возможность решить свои физические, ментальные проблемы. Подлатать дыры. Можно даже научиться делать разные фокусы и выступать с ними на ярмарке.

— Так именно каких-то сверхспособностей от йогов и требуют как доказательств более высокого по сравнению с теми, кто не практикует, уровня развития.

— Но ведь главное — не забыть, для чего все это.

— Для чего?

— Для просветления! Так задумано, и если мы закроем на это глаза и сделаем вид, что это такая гимнастика для женщин, для большей гибкости и чего-то такого волшебного, то произойдет подмена понятий, ведущая к непредсказуемым результатам. Мы просто утратим смысл и мотивацию, наверное. Я не призываю всех к просветлению, я призываю относиться к йоге с уважением и без иллюзий. Иначе возникают попытки «приложить асану к больному месту». Как пишут в некоторых очень уважаемых источниках: «Эта асана полезна при запорах, а также для снижения жировых отложений в области талии».

— И все же, полезна? Меня тоже всегда интересует этот вопрос, если преподаватель поэтапно перечисляет мои органы, комментируя мою… э-э-э… выгоду от процесса.

— Отчасти да, но нет. Нужно понимать, что это такой наивный маркетинг. Во-первых, ни одна асана не действует сама по себе, это просто крайне малоэффективно, все работает в комплексе. Во-вторых, для работы с жировыми отложениями или с запорами есть более простые и эффективные средства, чем йога. Но только йога дает нам устойчивую привычку к осознанности, помогает нарабатывать эти механизмы.

— Как именно?

— Вот мы вошли в асану, нашли предельное для себя положение. И мы начинаем наблюдать. Что происходит в теле? Что мы чувствуем? Вот здесь тянется, здесь напрягается, вот здесь вообще не пойми что. Какие эмоции это вызывает? А это всегда вызывает эмоции. Мы отделяем свое «я» не только от тела, но и от бессознательных психических процессов. Как минимум мы получаем контроль над ними, в том смысле, что мы можем не вовлекаться в них полностью, сохранять отстраненность. И отсюда — всего один шаг, но это был бы о-о-очень большой шаг (Смеется.) до постижения истины, как это формулирует Патанджали, увидеть все, что существует, таким, как оно есть, без субъективных искажений. То есть просветление. То есть выход за пределы человеческого существования, ведь человек не может быть не субъективен в своих суждениях. Вот к чему нас ведет наблюдение за дыханием.

— А как быть начинающему с многочисленными стереотипами? Нужно ли практиковать каждый день? Является ли это опасным при неправильным подходе? И наоборот, подходит ли йога всем?

— Все зависит от того, что, как и сколько. Да, разумеется, при неправильном подходе это опасно, как с любой другой практикой или вещью. При некорректном обращении с топором можно и без руки остаться.

Техники йоги обладают очень сильным воздействием на организм, особенно на гормональную систему, на психику. Я даже не беру тот случай, когда практикующий невежествен настолько, что выполняет техники, которыми не владеет. Это сплошь и рядом случается, к сожалению. Взять те же стойки на лопатках — я постоянно рассказываю, как их выполнять не надо, и это каждый раз какое-то откровение. То есть уровень невежественности зашкаливает. Так не должно быть, безусловно. Это самый грубый, примитивный уровень овладения йогой, и если уже на этом уровне возникают ошибки, то они ведут просто к разрушению тела стремительными темпами. Ну а далее как минимум важно соблюдать правило уместности. Например, простая какая-нибудь манипуляция с мышцами живота типа удияны будет очень хороша с утра, натощак и не сто раз, а, я не знаю, три раза. И очень вероятно, что будет обладать нежелательным эффектом в другое время суток или чрезмерно выполняемая. И тут тоже — столько нюансов! Важно, кто выполняет эту технику, каковы его индивидуальные особенности, уровень тренированности, опыт, и так далее, вплоть до времени года. Как говорится, «йога — это искусный метод». Не догма. Йога не должна становиться еще одним ограничением для нашего ума, еще одной шорой.

— И все же, Алена, давай проясним. Каждый день или нет?

— Отвечать нужно каждый раз конкретно. И я бы сказала, что сама по себе регулярность в этом вопросе важнее, чем некая ежедневность. Вот глядя на тебя, я могу сказать, что этот комплекс — три раза в неделю. А этот — каждый день. Арсенал йоги очень разнообразен. Каждый может для себя что-то подобрать в том ритме, который ему близок. Важна регулярность. Не раз в год, понятно, и даже не раз в неделю. Дать себе большую нагрузку — это стресс, а не тренировка, то есть вред, а не польза. И прогресса не будет.

— А ретрит тогда тоже стресс?

— Такие погружения очень эффективны, они дают скачкообразный прогресс, но там ведь тоже регулярно все происходит. Первые дни больше похожи на стресс, особенно первые два. Потом происходит адаптация, вдруг откуда-то новые силы появляются, небывалые ранее вещи происходят. То есть главное — продолжить, пройти этот порог. Это как если бы мы учили-учили китайский по учебникам и вдруг попали в Китай.

— Я хорошо помню, как ты сказала, что если практика не заканчивается шавасаной — это уже не йога. Пояснишь?

— О! Шавасана — это самая главная асана. В шавасане мы получаем бесценный опыт расслабления, который затем переносим во все другие асаны как минимум. Когда я говорю, что, стоя в горке (она же «собака мордой вниз». — Прим. авт.), например, нужно расслабиться, я понимаю, что для кого-то это звучит как издевательство. Но только вначале. Опытные практики действительно отдыхают в горке. В шавасане достигается максимально возможное на текущий момент расслабление тела, поскольку в идеале никакие мышцы не несут никакую нагрузку. Один очень продвинутый практик говорил мне, что достигал полного расслабления нижней челюсти всего дважды в жизни. А я — всего один раз, после йоги и бассейна, в турецкой бане.

Полностью расслабляется только труп, а мы лишь пытаемся воспроизвести этот опыт при жизни. И здесь мы можем наблюдать, сколько так называемого остаточного напряжения сохраняется в теле, где оно локализуется. Мы можем помогать себе специальными техниками, сознательно работая со своим напряжением. Ну и дело ведь не только в мышечном напряжении, мы стремимся к умственному и эмоциональному расслаблению, также с использованием разнообразных техник йоги. Повторяю, тело лишь инструмент, нас интересует сознание. Без очищения сознания, умения его расслаблять, опыта его расслабления состояние йоги не будет достигнуто.

И вот мы стоим в этой горке. И вместо того чтобы пыхтеть и краснеть, волевым решением расслабляем мышцы, которые не участвуют в позе. Для начала хотя бы мышцы лица. Потом мы смотрим и видим, что, несмотря на прилагаемое нами же усилие, мы можем не сжимать свое тело в комок, а вытянуть руки и из рук вытянуть всю спину до самых седалищных бугров, и усилие становится постоянным и равномерным, сознание успокаивается, в немалой степени благодаря правильному контролю дыхания, и вот мы напрягаемся и расслабляемся одновременно.

Ну и немаловажный момент с точки зрения йога-терапии — целительный эффект от предпринятых действий возникает не в момент их выполнения, а после, в момент расслабления. Это объясняется так: вначале мы создаем где-то напряжение, перекрываем ток (крови, лимфы). Затем мы расслабляемся и получаем приток свежей крови, обновление, устраняем застойные явления. Поэтому, особенно на начальных этапах практики, имеет смысл расслабляться как можно чаще, вплоть до «сделал асану — лег в шавасану».

— Сколько лет ты преподаешь и какого стиля придерживаешься?

— 8 марта как раз исполнится 13 лет. Стиль называется YogaFlow — «йога в потоке». Это достаточно распространенный в мире стиль, который характеризуется перетеканием из одной позы в другую согласно некоей внутренней логике.  При этом я принадлежу к Петербургской школе йоги, у нас разработана авторская система обучения, которая базируется на опыте практики и преподавания йоги и боевых искусств под тем же названием. Я опираюсь на эту методику, но также использую какие-то собственные наработки, какое-то свое видение, опыт, который почерпнула у разных учителей. И все это вполне укладывается в слово YogaFlow.

— Насколько преподаватель может быть строг?

— Насколько сочтет нужным. Здесь тоже важен принцип уместности. Где-то надо подбодрить и похвалить, где-то подстегнуть. Смотря какого человека. А кого-то следует оставить в покое. Иногда человек старается, но у него не получается. Никак не приходит понимание, нужно время. Может быть, стресс слишком высок, уверенности в себе нет.

— У меня нет-нет да и мелькнет мысль, что нестрогий преподаватель равнодушен или вообще духом слаб, чтобы поставить на место тех, кто дисциплину не держит.

— Преподаватель с палкой — это человек, который берет на себя функции родителя. Я же работаю со взрослыми людьми, которые уже сами себе родители, я им не мама и не гуру. Если взрослый человек пришел на занятие, значит, он самостоятельно принял это решение и несет ответственность за его последствия. Отчасти он делегирует ответственность мне, то есть я беру на себя функцию управления процессом обучения. И это значит, что человек добровольно и сознательно идет на то, чтобы выполнять мои указания в рамках занятия. Таковы правила игры. Взрослые люди их обычно не нарушают. Но если попался такой несознательный участник, то, конечно, я должна принять меры, чтобы он не мешал остальным.

— Какие, на твой взгляд, самые распространенные ошибки делают начинающие?

— Даже не знаю. Массу ошибок люди делают. Наверное, самое важное, что нужно отметить, — люди тянут себя руками за ноги. Даже не начинающие. Так нельзя, ни в коем случае. Усилие должно идти изнутри, а не извне. Когда мы делаем наклон и дотягиваем себя руками за ноги — это рычаг. Вспоминаем физику: рычаг дает выигрыш в силе при такой же работе. То есть рычагом руки-ноги мы воздействуем на спину более сильно, чем можем работать непосредственно спиной. Это нечестно, и за обман приходится платить. Позвоночник травмируется, вплоть до грыжи. То же самое в прогибе, в скрутке — везде. Рычага быть не должно. При этом я могу себе позволить дотянуть себя рычагом. Чуть-чуть, где-то, контролируемо. Но мне опыт позволяет.

— Знаменитый камень преткновения в современной интерпретации йоги — это питание. Достаточно упорно распространяется мнение, что необходимость вегетарианства для практики — скорее миф. Так насколько все же это важно, на твой взгляд?

— Высшие уровни йоги немыслимы без вегетарианства. Мы состоим из того, что мы едим. Характер протекающих внутри нас физических, химических, электрических процессов обусловлен тем, что мы принимаем внутрь себя. Это же не я придумала, понятно. Но каждый может проверить на себе. Наши ощущения, состояния в зависимости от принимаемой пищи различаются достаточно сильно.

— Расскажи про Индию. Как ты решилась переехать?

Я впервые попала в Индию, в Гоа, вместе с йога-семинаром. У меня было что-то вроде шока. Наверное, больше всего подходит описание «свобода». Или я чаще называю это состояние «жить на воле». Мы там размещались в таких плетеных хижинах вроде больших корзинок. Занимались на площадке под открытым небом. И когда я вернулась в зимний Санкт-Петербург, в свою квартиру где-то в новостройках, под это серое небо, в вечную полутьму — стала задумываться. Почему я вообще здесь живу, чем я занимаюсь, чего я хочу.

Оказалось, что я во многом двигаюсь по инерции, и пришло желание перемен. Но мне было страшно, прошло несколько лет, прежде чем я решилась на этот шаг. Хотя объективно ничего особо на месте не удерживало. И вот я его, первый шаг, сделала. Назрела пора делать другие шаги. Мне по-прежнему очень важно жить на воле, чтобы не стена соседнего дома была видна в окно, а чтобы все открыто круглый год и практически на улице. Клаустрофобия, может быть? (Смеется.)

Жаркое и дождливое время года я провожу в Гималаях, в это лето мне достался дом с личной террасой и видом на горы, то есть я буквально все время проводила на улице, удаляясь внутрь только на ночь. И заниматься йогой я теперь ужасно не люблю в помещении. Воздухом хочется дышать чистым.

— Что для тебя йога сегодня?

— Работа над собой. В самых разных аспектах, но большей частью в разрезе этики — ямы и ниямы. Мне и в плане физухи много есть над чем работать, безусловно. Например, верхняя часть моего тела достаточно серьезно отстает от нижней. Я обожаю вот это — постоять на руках у стеночки, очень заряжает энергией и заодно подпитывает мое тщеславие. (Смеется.) Но больше всего я уважаю самые простые техники йоги, примерно то, что у Шивананды называется «Дыхание-1». Лежа на спине (и для этих целей вполне подходит даже кровать) поднимать руки, ноги. Вместе, попеременно, прямо, по диагонали. И тело пробуждается, встраивается в заданный ритм. Дыхание — это ритм, вся жизнь — это ритм, искусство — это ритм, ритм — это все.

Чтобы нагрузить себя, достаточно несколько кругов сурьи намаскар в той вариации, которая будет самой сложной на текущий момент. Я делаю с нижними упорами, с «собаками мордой вверх», с полными вариантами вирабхадрасаны — мне хватает. Ну тут, как в любом деле, практика должна быть не слишком простой и не слишком сложной, чтобы сохранялся эффект полного присутствия. А вообще, конечно, можно сколько угодно крутить виньясы и стоять на одной руке, но это само по себе ничего не значит, кроме того, чем является. Мы таким образом получаем определенную энергию, вопрос в том, куда мы ее направляем. Я хочу быть лучше. Скромнее, честнее, добрее. Это настоящая сила.

Алена Дудко & Олеся Новикова

Для тех, кто хочет начать сам

Трейлер видео-курса йоги для начинающих с Аленой, который она записала пару месяцев назад в священной Дхарамсале. Полный курс составляет 1,5 часа. Его можно приобрести за символичные 2000 рублей, обратившись к Алене напрямую: alena.dudko@gmail.com

Справка: 

Алена Дудко – преподаватель йоги в направлении yoga flow.

Занимается йогой с 2000 года, с 2004-го – инструктор. С 2006 года проходила стажировку в Петербургской школе йоги «Поток странствий» и обучение в рамках проекта «Йогический туризм».

Член OO «Петербургская школа йоги».

Училась у разных мастеров йоги Санкт-Петербурга, а также на тренингах, мастер-классах и семинарах Бал Мукунд Сингха (Индия), Виджая Амара (Индия), Доминика Кориглиано и Сейши Петерсон (США), Анатолия Зенченко, Дениса Зикеева, Александра Таишева, Леонида Гарценштейна, Сергея Агапкина и Сергея Бабкина и других.

Проходила обучение в рамках школы аштанга-виньяса-йоги (Аштанга Йога Центр), Черниговской линии, Ишвара-йоги, а также тантрической традиции Шри Видья (техники релаксации и медитации, мантра-йога). Обучалась йога-терапии в «S.M. Ayurveda Panchakarma and Yoga Therapy Centre»  (Тируванантапурам, Керала, Южная Индия) под руководством доктора медицины Шиванандана, йогачарьи.

Занималась цигун, тайцзицюань, винчунь (преподаватели: Виктор Солодкий, Анна Миронова, Тайчен Хуан).

Разработала программы и провела семинары и мастер-классы по следующим темам:

•    Техника безопасности позвоночника в асанах.
•    Дыхание для начинающих. Бандхи.
•    Балансы на руках (мастер-класс).
•    Серия практикумов по безопасности практики йоги (поясница, шея, грудной отдел, кисти и запястья).

КАЛЕНДАРЬ БЛИЖАЙШИХ РЕТРИТОВ>>

ЧТО ТАКОЕ РЕТРИТ>>

О ПРОЕКТЕ «ВЕРНИСЬ ДРУГИМ»>>



Обсудить в Facebook





5 комментариев

  1. Комментарий от Валерия

    Валерия Добавить комментарий 03.03.2017 к 08:07

    Как здорово наверное жить на воздухе в горах и делать только то, что тебе хочется. как думаете можно ли это совместить с семейной жизнью, когда дети, когда мужу на работу, когда детям нужна хорошая Школа? мой наболевший вопрос. Простите, если вдруг задеваю что-то личное. Просто пока в моей голове не укладывается как можно все сверы жизни гармонично совмещать каждый день. Не вырваться на ретрит на недельку из быта, а каждый день и держать свой вдохновлённый ритм?

    • Комментарий от admin

      admin Добавить комментарий 03.03.2017 к 10:54

      Валерия, добрый день! Каждый сам решает подобные вопросы, тут универсального совета быть не может, одно можно говорить с уверенностью — подобных примеров предостаточно.

  2. Комментарий от Валерия

    Валерия Добавить комментарий 03.03.2017 к 23:49

    Спасибо, я не за советом обратилась, а скорее больше за примером, что это возможно. Как пишет Олеся, чтобы поверить что это возможно нужно найти людей у кого получилось. Я пока не нашла. Покажите пожалуйста конкретно, если знаете где таких людей найти.

    • Комментарий от admin

      admin Добавить комментарий 06.03.2017 к 06:43

      Валерия, это Олеся) Так я же и продолжаю, что такие примеры нужно искать самим;) Найти такие примеры для себя, поверить в них, оттолкнуться — это и есть начало осознанной трансформации. А чужие примеры — всегда «не то». Готовые решения — не имеют силы.

Leave a reply

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

ПРЕССА О НАС:

Go top
X
Друзья, мы знаем, что
близкие по духу люди существуют.
Присоединяйтесь!


Ранние анонсы ретритов, интервью с участниками,
публикации по теме осознанных перемен